Сколько процентов психологов в россии занимаются проблемами адаптации мигрантов

Содержание
  1. Психологические проблемы иммиграции: как их пережить
  2. «Невроз иммигранта»
  3. Психическая перегрузка и перезагрузка
  4. Кризис идентичности
  5. Стадии проживания
  6. Отрицание
  7. Гнев
  8. Торг
  9. Депрессия
  10. Оцените свои факторы риска и преимущества
  11. И наконец, самое важное
  12. Сколько процентов психологов в россии занимаются проблемами адаптации мигрантов
  13. Психологическое сопровождение процесса адаптации детей-мигрантов к школе
  14. Социальная адаптация мигрантов
  15. Психологическая помощь мигрантам (стр. 1 из 5)
  16. Адаптация мигрантов: понимание проблемы в контексте конструктивистского подхода
  17. Вы точно человек?
  18. Особенности социально-психологической адаптации мигрантов
  19. Психологическая помощь мигрантам
  20. Сомнительный прием: в России создают центры адаптации мигрантов
  21. С миру по нитке
  22. Грант в помощь
  23. Начать с азов
  24. Своими силами
  25. Путевка в жизнь
  26. Адаптация мигрантов в России: все ли учли в новой Концепции
  27. Куда в РФ податься приезжему мигранту
  28. Культурная и социальная адаптация мигрантов
  29. Этнические анклавы мигрантов
  30. Не споют ли в РФ финансы романсы 

Психологические проблемы иммиграции: как их пережить

Сколько процентов психологов в россии занимаются проблемами адаптации мигрантов

Психологи уверенно считают переезд в другой город или страну психической травмой, по тяжести сопоставимой с разводом или смертью близкого человека. Что обычно гложет того, кто переезжает в другую страну, и как все это пережить – рассказывает психолог, лингвист и эксперт по коммуникациям Ксения Зенкова-Конти.

«Невроз иммигранта»

Согласно многочисленным исследованиям, процент тех иммигрантов, которые проходят через спектр негативных переживаний и состояний – злость, грусть, чувство неуверенности, сожаление об иммиграции, депрессия, – неизменно высок: от 72% до 88%. Не зря существует даже термин «невроз иммигранта».

Ученые исследуют проблемы иммигрантов, которые могут указывать на переживаемый стресс и фрустрацию: алкоголизм (особенно, женский, так называемое «пьянство за закрытыми занавесками»), резкий набор веса, высокий процент разводов. Интересно, что мужчины в иммиграции более агрессивны, чем женщины,  и либо реализуют свою агрессивность в борьбе за социальный статус, либо деструктивно ведут себя в семьях.

Некоторые исследователи говорят о том, что иммигранты чаще пользуются государственной системой здравоохранения, чем коренные жители.

Вероятно, это можно списать на то, что прибыв в страну с более высоким уровнем медицины и социального обеспечения, люди стремятся вылечить застарелые заболевания.

Но все ли так прагматично? В своей психоаналитической практике я сталкивалась с несколькими случаями психосоматических заболеваний у переехавших. Как метко выразилась одна моя клиентка, возникший на ровном месте гастрит – это «невозможность переварить огромное количество новой информации».

Психическая перегрузка и перезагрузка

Больше полувека назад канадский антрополог Калерво Оберг описал стадии культурного шока иммигранта: стадия медового месяца или туристическая, стадия раздражения и гнева, стадия отторжения или регресса, стадия интеграции или ассимиляции.

Уже из описания понятно, что до стадии интеграции иммигранту приходится съесть пуд соли. Схема эта универсальна, то есть через нее проходит каждый, рискнувший устроить свою жизнь в новой стране.

«Медовый месяц» наполнен ожиданиями и иллюзиями, начинается еще до переезда, идет на спад после 3-4 месяцев пребывания.

  Интеграция же заканчивается в среднем примерно через два года после переезда, но может затянуться и на 4-5 лет.

Психическая перегрузка – так можно назвать то, что происходит с человеком между этими стадиями.

Как бы вы ни готовились к переезду, невозможно дистанционно постичь все тонкости жизни в стране. Кстати, 100% опрошенных говорят о том, что только после переезда осознали масштаб трудностей.

Я с юности изучала историю, литературу, язык страны, в которую переехала пять месяцев назад, но полностью солидарна с опрошенными. Я до сих пор старательно избегаю телефонных звонков – предпочитаю письма.

Мои алгоритмы оказываются бессмысленными, потому что в моей новой стране иной стиль работы, иные сроки ответа на запросы и решения проблем.

Я с каждым днем все больше злюсь на консьержку, потому что даже если я вихрем спускаюсь по ступенькам, опаздывая в школу, нельзя ограничиться словами «доброе утро» и лететь себе дальше. Нужно притормозить и обсудить, что это утро заметно холоднее, чем вчерашнее, и то ли еще будет в выходные…

По большому счету, нет ни одной привычной и стабильной сферы, где иммигрант чувствовал бы себя надежно и уверенно.

Кризис идентичности

Психологи уверенно считают переезд в другой город или страну психической травмой. Равно как развод или расставание с дорогим человеком, потерю близкого, значительные изменения профессионального или материального статуса, тяжелую болезнь, незапланированную беременность, рождение ребенка.

Почему? В иммиграции мы сталкиваемся с кризисом идентичности. Это значит, что те ответы на вопросы «Кто я? Какой я?», которые мы имели до переезда, уже недостаточно точны.

Во-первых, мы больше не входим в доминирующее большинство.

Во-вторых, наш багаж знаний и опыта пересматривается, ставится под сомнение – мы вынуждены подтверждать дипломы, квалификации, сдавать экзамены, а часто учиться заново.

Три диплома о высшем образовании из России не так ценны, чем один «здешний». В-третьих, наше прошлое теряет ценность, а будущее кажется неопределенным. В-четвертых, часто наша роль в социуме меняется.

И тут нельзя не вспомнить о термине «социальная смерть». Речь об ограничении количества, а иногда и качества контактов, невозможности реализоваться и частичной изоляции. Термин страшный, но означает он всем знакомую нормальную ситуацию начала новой жизни в другой стране.    

Чтобы подсластить эту пилюлю, отмечу, что далеко не все аспекты новой идентичности имеют знак «минус». Например, 45-летняя женщина, приехавшая из России в Европу, становится молодой особой, у которой есть все шансы устроить свою личную жизнь и даже родить ребенка. Даже в первый раз, не травмируя при этом психику о безапелляционные заявления докторов. 

Стадии проживания

Американский психолог Элизабет Кюблер-Росс описала пять стадий проживания горя: отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие. Через эти стадии мы проходим в случае любой утраты – брака, работы, социума, роли, даже если изменения были желанны. Примерим эти стадии к ситуации переезда в другую страну.

Отрицание

Стадия соответствует «медовому месяцу» или «туристическому» периоду адаптации. Нравится все, потому что действуют сильные защитные механизмы, которые уберегают психику от потрясения. Что делать? Наслаждаться, завязывать новые знакомства, изучать язык и культуру страны. А также помнить, что эйфория пройдет, и это закономерно.

Гнев

Традиции страны уже кажутся глупыми и бессмысленными, люди – не такими милыми, работают все из рук вон плохо, говорят быстро и непонятно, да еще и едят всякую гадость. 

На этой стадии некоторые направляют агрессию на партнера, а некоторые – против себя. Именно в этом случае возможны психосоматические заболевания, склонность «заедать» свои чувства и снимать напряжение с помощью алкоголя.

Если вы уже работаете, будьте осмотрительны и аккуратны. Гнев утихнет, а испорченные отношения не всегда легко восстанавливаются.

Помните, что период эмоциональной агрессии проходит, не стоит поддаваться панике и страху и думать, что отныне жизнь будет вот такой ужасной.

Торг

Зачем я заварил эту кашу? Зачем притащил сюда семью? Почему не учил как следует язык? – обычно на этой стадии мы склонны винить себя, сомневаться в правильности выбора и корить себя за лень и недостаточную подготовленность.

В стремлении к пока еще недостижимому комфорту и радости от жизни в новой стране есть риск поставить перед собой завышенные цели и слишком жесткие дедлайны, например, заговорить свободно благодаря месячным курсам интенсива. Невозможность реализовать такие прожекты приведет прямиком в депрессию. Хорошо, если рядом с вами будет тот, кто сможет выслушать, поддержать вас в вашем выборе и помочь трезво оценить свои силы.

Депрессия

Бывают случаи тяжелой иммигрантской депрессии, выход из которой возможен или при поддержке специалиста или по возвращении на родину, но все же случаи эти остаются отдельными. Однако практически все переехавшие рано или поздно сталкиваются с чувством бессилия, малоценности, ничтожности.

Если вам кажется, что вас не принимают в «чайный клуб» на работе, если вы слишком часто замечаете высокомерие собеседников, то скорее всего, дело в обострившейся чувствительности.  Пусть рядом будет кто-то любящий, способный укрепить ваше Эго.

Желающих читать нравоучения, давать советы и любителей выражения «соберись, тряпка» лучше из круга общения на этой стадии исключить. 

Принятие

Через какое-то время вкус жизни и уверенность в своих силах вернутся, вы без страха будете общаться и завязывать новые знакомства – и не только в русскоязычной среде, а будущее станет более определенным.  Это и будет принятием или окончательной стадией адаптации.

Оцените свои факторы риска и преимущества

Исследователи, например, С. Бочнер, просчитали связи между иммиграцией и психическим благополучием. Хотите проверить, есть ли факторы, которые позволят лично вам быть устойчивее в процессе адаптации?

Ставьте минус, если:

  • у вас были высокие ожидания, и вы идеализировали страну приема;
  • переезд был не вашим выбором (например, вы последовали за супругом);
  • вы лишились имущества (например, в России у вас было жилье в собственности, а в новой стране вы его снимаете), положения, социального статуса;
  • вы всегда предъявляли высокие требования к себе;
  • ваше окружение не принимает «слабаков» и критикует «неудачников».

Ставьте плюс, если вы:

  • обладаете внутренним локусом контроля, т.е. полагаете, что именно от вас зависит, что происходит с вашей жизнью (отправление желаний в космос и позитивные мантры – не в счет, это магическое мышление);
  • переехали по собственной инициативе;
  • относитесь к «глобалам» – представителям международной «клубной культуры интеллектуалов» (ученые, визит-профессора, участники международного научного обмена).

Также ставьте плюс, если:

  • в новой стране есть культура приема и поддержки мигрантов, отсутствует стигматизация и враждебность;
  • во время адаптации вы проходите психотерапию;
  • ваши близкие с пониманием относятся к кризису переезда и не требуют от вас ускорить адаптацию.

И наконец, самое важное

Примите три факта:

  • миграция – это непростое испытание;
  • U-образная кривая адаптации выглядит как «хорошо, хуже, плохо, совсем плохо, лучше, хорошо», и это абсолютно нормально;
  • время на вашей стороне, но нельзя пройти адаптацию за полгода. Наши возможности велики, но, увы, ограничены.

Когда меня спрашивают, можно ли пройти «вот это все» поскорее, я отвечаю, что поскорее нельзя, а менее драматично и с гарантией незастревания на стадиях – можно. Относитесь к себе бережно и находите поддержку!

Больше статей об иммиграции – в нашем телеграме

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Источник: https://zimamagazine.com/2018/11/psihologicheskie-problemy-immigracii/

Сколько процентов психологов в россии занимаются проблемами адаптации мигрантов

Сколько процентов психологов в россии занимаются проблемами адаптации мигрантов

В соответствии с Декларацией принципов толерантности, принятой ЮНЕСКО в 1995 году, толерантность определяется как ценность и норма гражданского общества, проявляющаяся в праве быть различными всех индивидов гражданского общества; обеспечение устойчивой гармонии между различными конфессиями, политическими, этническими и другими социальными группами; уважение к разнообразию различных мировых культур, цивилизаций и народов; готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям и верованиям. Психолог как ‘посредник’ должен работать одновременно на два фронта. Если он окажется не в силах помочь преодолеть мигрантофобию (страх перед мигрантами) коренным жителям, столкнувшимся с мигрантами страны, то риск роста социальной напряженности в стране возрастет.

Травматизация психики в прошлом, определяемая историей миграции, травматизация психики в новой социокультурной среде, вызванная требованиями адаптации и другими трудностями, возникающими после переезда ( в частности, мигрантофобией), — все это нередко превышает психофизиологические возможности человека и ставит перед ним проблему выживания.

За словами ‘вынужденный мигрант’ стоит личная трагедия, социальное бесправие и психическая уязвимость, тяжелое бремя материальных проблем, постоянный страх за будущее, подорванное здоровье и повышенный риск заболеваний, конфликт с собой и другими, наконец, ощущение себя ‘чужаком’ и человеком ‘второго сорта’.

Переживание всего этого статуса определяет психопатологический статус мигранта.

Психологическое сопровождение процесса адаптации детей-мигрантов к школе

В целом, работа по психологическому обеспечению детей-мигрантов должна быть одним из приоритетных направлений деятельности психолога образования и находить отражение в планах работы и аналитических отчетах. Общая структура психологического обеспечения детей-мигрантов может строиться следующим образом: 1.


идентификация детей-мигрантов, имеющих трудности в обучении и социально-психологической адаптации; 2. дифференциальная диагностика и оценка этнокультурной природы имеющихся трудностей; 3.

проведение психолого-медико-педагогического консилиума по проблемам интеграции детей-мигрантов и выработка единой стратегии психолого-педагогического сопровождения этих детей и их семей; 4. реализация решений консилиума.

Социальная адаптация мигрантов

Под аккультурацией понимаются изменения, которые происходят в результате продолжительного непосредственного контакта представителей разных культур — это процесс изменения в культуре группы. В настоящее время этот феномен изучается психологами и на личностном уровне и называется психологической аккультурацией — это процесс изменения в психологии индивида.

Важно

Благодаря совершенствованию теории и все более последовательному изучению миграционных перемещений ученые пришли к признанию того, что психологическое благополучие и удовлетворенность, а также эффективные взаимоотношения с представителями новой культуры, являются важными составляющими адаптации для тех, кто совершил перемещение Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития. Сборник тезисов научно-практической конференции 16-17.03.2007 /ред.

Хухлаев О.Е., Руссита Т.Э. — М.: МГППУ, 2007..

Психологическая помощь мигрантам (стр. 1 из 5)

Миграция как пространственное движение населения характерна абсолютно всем человеческим обществам, а главной причиной миграции является экономическая: разница в уровне заработной платы, которая может быть получена за одинаковую работу в разных странах мира.

Согласно цели и обстоятельств осуществления миграционной деятельности населением можно выделить экономическую, образовательную, религиозную (паломничество) и политическую миграцию Вообще, миграция – это переселение человека либо внутри страны, либо в другую страну.

А переселенцы при этом называются мигрантами. Существует ряд видов таких перемещений – это внешняя и внутренняя миграция. Внутренняя миграция – это переезд из одного региона в другой, либо из одного населенного пункта в другой.
Внешняя миграция – это переселение в другую страну, либо на другой континент. Людей выезжающих в другую страну, называют эмигрантами.

Адаптация мигрантов: понимание проблемы в контексте конструктивистского подхода

Самая важная часть изменений — культурные: другой язык, обычаи, традиции, ритуалы, нормы и ценности. В этом чуждом, непонятном мире невозможно не почувствовать себя лишним, никому не нужным скитальцем.

А ведь этим людям, как никому другому, помимо материальной и социальной помощи, так необходимы человеческая поддержка и участие. Даже при благоприятных условиях адаптация — трудный, стрессогенный процесс. Адаптация — один из основных критериев разграничения нормы и патологии в психической деятельности человека.

Вы точно человек?

Внимание

Такое сильное нервное потрясение может произойти под влиянием новых условий, когда сенсорные, символические, вербальные и невербальные системы, бесперебойно обеспечивавшие нормальную жизнь на родине, отказываются адекватно работать. Концепция культурного шока в том виде, в котором она была сформулирована Обергом, опиралась на так называемый клинический подход к изучению процессов адаптации в другой культуре.

В дальнейшем культурный шок стали рассматривать как нормальную реакцию, как часть обычного процесса адаптации к новому культурному окружению. Многие исследователи пытались уточнить понимание культурного шока, подчеркивая различные стороны пребывания в другой культуре. Для этого использовались термины ‘культурное утомление’ (Guthrie, 1975), ‘языковой шок’ (Smalley, 1963), ‘ролевой шок’ (Byrnes, 1966) и др. П.

Особенности социально-психологической адаптации мигрантов

Проблемы миграции Произошедшие за последние годы изменения во внутренней и внешней политике России, связанные с распадом огромного государства — СССР, определили высокую актуальность проблемы миграции.

Цифра людей по разным причинам меняющих место жительства постоянно увеличивается, и значительную ее часть составляют вынужденные мигранты — беженцы и вынужденные переселенцы, покинувшие родину в результате этнических, религиозных и военных конфликтов.

Вынужденные мигранты в процессе болезненного переезда и адаптации на новом месте испытывают множество трудноразрешимых экономических, социальных и психологических проблем. Везде процесс адаптации мигрантов к новой культуре проходил с большими сложностями, причем проблемы возникали не только у мигрантов, но и у местных жителей.

Важными факторами, влияющими на процесс социокультурной адаптации, являются: сходства и различия между родной и новой культурами мигранта и продолжительность его пребывания в миграции.

Изменения уровня социокультурной адаптации более предсказуемы: на начальных стадиях кросс-культурного перемещения адаптация осуществляется стремительными темпами, затем наступает стабилизация и кривая роста постепенно переходит в горизонтальную линию Психология.

Учебник для гуманитарных вузов под редакцией В. Н. Дружинина Издательство: Питер: 2001.. Психологическая и социокультурная адаптация представляют собой взаимодополняющие сферы межкультурной адаптации.

Правомерно говорить о взаимосвязи аспектов поведения, связанных с преодолением стресса, и социальных навыков. Способность справиться со стрессовыми обстоятельствами предполагает практический контроль ситуации, а также сохранение личностной целостности.

Социальная адаптация мигрантов — это деятельность, направленная на оптимизацию взаимоотношений человека с окружающей средой, с одной стороны, и изменением самой среды в целях приспособления ее к интересам жизнедеятельности человека на новом месте жительства — с другой.

Адаптация протекает более или менее легко в том случае, если социальные нормы, предъявляемые личности, не сильно отличаются от уже освоенных ею. Если же нормы и правила существенно отличаются, то процесс адаптации затягивается и сопровождается психологическим дискомфортом, нервными срывами, низкой социальной активностью.

В контексте миграционных процессов социальная адаптация предстает еще и как особый тип социального процесса, направленного на то, чтобы включить в обычную жизнь общества группу (категорию) людей, которая была искусственно вырвана из этой жизни в результате каких-либо экстремальных условий.

Конечный результат аккультурации — достигнутая долговременная адаптация, которая характеризуется относительно стабильными изменениями в индивидуальном или групповом сознании в ответ на требования среды.

Адаптация может привести или не привести к взаимному соответствию индивидов и среды, она может включать в себя не только приспособление, но и сопротивление, и попытки изменить среду или измениться взаимно. В этом смысле адаптация — необязательно позитивный результат.

В современных подходах используется двойной смысл понятия адаптации: она может быть крайне разнообразна и представляет собой определенный переход от позитивных значений к негативным — от ситуации, в которой индивиды справляются со своей новой жизненной ситуацией очень успешно, до той, в которой они не способны вписаться в новое общество Солдатова Г.У. Психология беженцев и вынужденных переселенцев. — М.: Смысл, 2001..

Источник: https://dtpstory.ru/skolko-protsentov-psihologov-v-rossii-zanimayutsya-problemami-adaptatsii-migrantov/

Психологическая помощь мигрантам

Травматизация психики в прошлом, определяемая историей миграции, травматизация психики в новой социокультурной среде, вызванная требованиями адаптации и другими трудностями, возникающими после переезда ( в частности, мигрантофобией), — все это нередко превышает психофизиологические возможности человека и ставит перед ним проблему выживания.

За словами ‘вынужденный мигрант’ стоит личная трагедия, социальное бесправие и психическая уязвимость, тяжелое бремя материальных проблем, постоянный страх за будущее, подорванное здоровье и повышенный риск заболеваний, конфликт с собой и другими, наконец, ощущение себя ‘чужаком’ и человеком ‘второго сорта’.

Переживание всего этого статуса определяет психопатологический статус мигранта.

Сомнительный прием: в России создают центры адаптации мигрантов

Сколько процентов психологов в россии занимаются проблемами адаптации мигрантов

Власти регионов один за другим обещают создать центры адаптации мигрантов. Централизованной схемы по интеграции иностранных граждан до сих пор нет, хотя проблем у них более чем достаточно, говорит глава профсоюза трудящихся мигрантов.

Пока эту работу активно берут на себя общественники.

Почему России нужны тысячи подобных центров, как сейчас работают с иностранцами и их детьми некоммерческие организации и каких специалистов остро не хватает для этой работы, читайте в материале «Известий».

С миру по нитке

Губернатор Пензенской области Иван Белозерцев анонсировал создание центра адаптации мигрантов в понедельник, 29 октября. По его словам, это предписание федерального центра.

При этом глава региона подчеркнул, что в Пензенской области с мигрантами всё спокойно. Однако летом сам же заявлял о тревожной ситуации с притоком иностранцев и лиц без гражданства.

В августе сообщалось, что за семь месяцев 2018 года их число выросло на 31%.

«Необходим постоянный контроль. На 21,9% выявлено больше нарушений в плане их проживания и соблюдения правил трудоустройства. Когда дело доходит до серьезных преступлений, выясняется, что им предшествовал целый букет правонарушений, — подчеркивал он. — Надо контролировать каждого, кто приезжает, даже если его приняли как члена какой-то семьи».

По итогам 2017 года приток мигрантов в Россию, как говорилось в докладе Организации экономического сотрудничества и развития, снизился на 19% — с 262 тыс. до 212 тыс. человек. Однако на фоне общего количества это капля в море. Всего их в России проживает 10 млн человек, сказал «Известиям» председатель профсоюза трудящихся мигрантов Ренат Каримов. Из них 7 млн человек трудоустроены.

Организованной сети центров адаптации иностранцев в России пока нет. Пока в регионах этой работой занимаются общественники или местные власти. На Камчатке, которая, как и остальные дальневосточные регионы, особо заинтересована в дополнительной рабочей силе, Центр социальной адаптации мигрантов работает уже с 2014 года.

Там иностранным гражданам помогают оформлять документы, обучают языку и предоставляют услуги психологов. «Всего за время работы центра в него обратились свыше 2,5 тыс. иностранных граждан, им было оказано 2611 услуг», — приводила цифры глава агентства по занятости населения и миграционной политике Наталья Ниценко.

Власти Липецкой области поддерживают профильное НКО — летом организация получила грант в 180 тыс. рублей.

Грант в помощь

В последние два года множество общественных проектов по адаптации мигрантов получили президентские гранты.

Так, в Югре их предоставили интеграционному центру «Школа мигранта» и женскому клубу «Мы вместе», после чего власти региона объявили о создании общего центра для социально-экономической и культурной адаптации мигрантов.

В «Школе мигрантов» преподавали русский язык, проводили занятия по законодательству и истории России, экскурсии по местным музеям. Кроме того, волонтеры помогали мигрантам с решением правовых вопросов. И хотя пробный проект закрылся, помощь продолжают оказывать в лингвистическом центре «Новый взгляд».

Женский клуб «Мы вместе» образовался на базе центра «Перезагрузка» в Ханты-Мансийске. Там не только помогают снять языковой барьер, но и решить психологические проблемы и обрести уверенность в себе — с помощью психологов и стилистов. Похожие проекты получили поддержку в Ставропольском и Приморском краях. 

Один из обладателей президентского гранта — подмосковная общественная организация «Объединение и социальная поддержка женщин-мигрантов», которую возглавляет Ефросиния Гыштемулте. Она рассказала «Известиям», что на эти средства общественники смогли открыть офис в Подольске.

В ноябре 2016 года президент России Владимир Путин призвал вплотную заняться вопросом адаптации мигрантов. В частности, оказывать поддержку и предоставить привилегии некоммерческим организациям, которые занимаются этой работой.

В прошлом году полномочиями по адаптации и интеграции иностранцев наделили Федеральное агентство по делам национальностей (ФАДН). Глава ведомства Илья Баринов говорил, что нельзя затягивать с принятием закона, в котором прописывались бы механизмы поддержки мигрантов.

Однако до сих пор такого документа нет.

20 октября представитель ФАДН Виктория Леденева заявила, что законопроект о социокультурной адаптации поступит в Госдуму не позже середины января.

Благодаря нему «выстроится полноценная система взаимодействия между органами власти, принимающим сообществом, общественными организациями и национальными объединениями по работе с мигрантами», уверяла она.

 Какое место в документе будет уделено центрам адаптации иностранцев, пока не известно.

Начать с азов

Западный опыт показывает, что работа по социальной адаптации мигрантов востребована, говорит директор Института изучения проблем национальной политики и межнациональных отношений (ИИМО) Валерий Энгель.

Она должна включать в себя контроль за интеграцией мигрантов на рынок труда, соблюдением их прав и условиями их проживания. «И, естественно, здесь нужна культурная часть.

Люди должны понимать, что приехали в страну, где есть определенные культурные, исторические и религиозные традиции, которые нужно знать и соблюдать, — отметил специалист в беседе с «Известиями». — Если эта работа будет построена в таком ключе, она будет эффективной».

Такая система зарекомендовала себя в Италии. Там программу по адаптации мигрантов и беженцев власти страны реализуют вместе с верховным комиссаром ООН по делам беженцев. В ней активно участвуют и муниципальные власти. 

Автор цитаты

«Мигранты начинают работать совместно с местными жителями в каких-то муниципальных проектах, а это помогает им лучше интегрироваться. Одно дело, когда они работают своим узким коллективом и варятся в собственном соку, а другое дело, когда они варятся с людьми, которые помогают им познакомиться с особенностями страны, в которую они приехали», — отмечает Валерий Энгель.

С директором ИИМО солидарен председатель профсоюза трудящихся мигрантов Ренат Каримов. Центры адаптации мигрантов очень нужны, причем в огромном количестве, — в них нуждаются миллионы людей.

Только вот важно, чтобы они не занимались профанацией: не рассказывали мигрантам о том, как всё должно быть в идеале, а учитывали реальное положение дел.

«Законы у нас написаны таким образом, что выполнять их крайне сложно», — подчеркнул Каримов в беседе с «Известиями».

Например, множество проблем возникло из-за изменений правил постановки на миграционный учет: сейчас принимающей стороной может быть только тот работодатель, который может выделить общежитие мигранту, снять для него квартиру или поселить в офисе.

А люди и до ужесточения правил плохо представляли, как с этим работать. Мигрантам, в частности, нужно подробно объяснять, что работать нужно только по трудовому договору, в обратном случае они рискуют остаться без денег.

Помимо информационной работы в центрах адаптации следовало бы и оказывать практическую помощь.

«Например, в контракте четко прописано — восьмичасовой рабочий день, 40-часовая рабочая неделя. А фактически людей заставляют работать по шесть дней в неделю по 10–11 часов. Работодатель же игнорирует условия договора и говорит: «Не хочешь — увольняйся». Вот нужно объяснять, что делать в подобных ситуациях», — отмечает председатель профсоюза.

Своими силами

Глава организации «Объединение и социальная поддержка женщин-мигрантов», миграционный юрист Ефросиния Гыштемулте говорит, что к ним за год обратились тысячи людей — и не только женщины. Число обращений резко выросло после того, как у организации появился офис.

«Основные вопросы касаются, конечно, миграционного законодательства. На втором месте — поиск работы и жилья, одно к другому привязано. Далее идут вопросы по устройству ребенка в образовательное учреждение. И следующее — это медицинское обслуживание», — рассказала «Известиям» Ефросиния Гыштемулте. Организация точечно оказывает помощь своими силами — сама находит и юристов, и психологов.

По словам руководительницы РОО, вопиющих случаев, когда без всякой помощи оказываются матери-одиночки или беременные женщины, не так много. В том числе и потому, что с приезжими работают и другие, непрофильные общественные организации.

Сейчас остро не хватает мест, где русский язык, культуру и историю страны могли бы изучать дети мигрантов, отметила Ефросиния Гыштемулте. По стране такой работой точечно занимаются опять же общественники.

Один из примеров — общественная организация «Дети Петербурга». Волонтеры проводят занятия в 10 библиотеках города, на занятия ходит порядка сотни детей.

В основном из Киргизии, Узбекистана и Таджикистана, рассказала «Известиям» координатор РОО Юлия Алимова.

Автор цитаты

«У большинства волонтеров есть филологическое образование. Среди них есть, например, доцент Российского педагогического университета имени Герцена, специалисты по преподаванию русского как иностранного. Они оказывают поддержку своим коллегам», — говорит Юлия Алимова.

В целом с нагрузкой справляются, но порой желающих не хватает — сейчас, например, ищут преподавателей в две библиотеки.

В России почти нет преподавателей по русскому языку как иностранному, которые могут работать с детьми, отмечает доктор филологических наук, завкафедрой русского языка и межкультурной коммуникации факультета гуманитарных и социальных наук РУДН Владимир Синячкин.

Взрослые мигранты по большей части все-таки говорят по-русски, и в их случае нужно делать акцент по изучению культуры — причем обеих стран, чтобы россияне понимали их традиции, а иностранные гости — наши.

А вот с детьми нужно делать акцент на изучение языка при погружении в культуру. «Методики, которые сейчас используются в школах при работе с детьми мигрантов, непригодны, — объяснил специалист «Известиям». — Необходимо организовать курсы повышения квалификации учителей, чтобы сориентировать их на немножко другие методики обучения».

Путевка в жизнь

В Санкт-Петербурге у некоторых мигрантов есть возможность отвести своих детей в библиотеки на уроки русского языка. «Для многих семей мы становимся своеобразной точкой входа в систему образования, — рассказывает Юлия Алимова. — Сначала они идут к нам на занятия, понимают, что ребенок способен выучить русский язык, потом уже идут в школу».

Однако продолжают там работать и с теми, кто уже ходит в образовательное учреждение. Зачастую у них подавленное состояние — за программой не поспевают, приносят домой плохие оценки. «Мы стараемся создать такое пространство для детей, где они могут почувствовать себя успешными, почувствовать, что они могут чего-то достичь», — поделилась координатор «Детей Петербурга».

Пока подобные проекты централизованно не финансируются. В Совете Федерации призывали создать отдельную программу по адаптации детей иностранцев при переходе в российские образовательные учреждения, однако пока никаких шагов предпринято не было.

Источник: https://iz.ru/806618/ekaterina-korinenko/somnitelnyi-priem-v-rossii-sozdaiut-tcentry-adaptatcii-migrantov

Адаптация мигрантов в России: все ли учли в новой Концепции

Сколько процентов психологов в россии занимаются проблемами адаптации мигрантов

ДУШАНБЕ, 28 фев — Sputnik. Правительство России утвердило план реализации Концепции миграционной политики на 2019-2021 годы. Документ предусматривает разработку законопроектов и проектов других документов, направленных на решение задач государственной миграционной политики.

Полномочия по мониторингу и контролю реализации плана будет осуществлять МВД России.

В Концепции обозначены основные направления по созданию условий для социальной и культурной адаптации мигрантов. И все это с учетом их возраста, профессиональных, национальных и культурных особенностей.

Директор Центра миграционных исследований, ведущий научный сотрудник ИНП РАН Дмитрий Полетаев рассказал Sputnik Таджикистан, какие пробелы, на его взгляд, существуют в документе.

Куда в РФ податься приезжему мигранту

“Легализация мигрантов – только первый этап. Далее – трудоустройство. Пока работу в России приезжие ищут в основном сами и делают это через своих знакомых. Тут возникает опасность, что их могут обмануть. В России нет упорядоченного рынка труда и этим важно заниматься, нужно организовать биржу труда для мигрантов и набирать работников организованно”, – считает эксперт.

Полетаев отметил, что подвижки в данную сторону уже есть. Например, Многофункциональный миграционный центр г. Москвы в  Сахарово, где есть биржа труда. Однако одного московского ММЦ недостаточно.

Вопрос поможет решить создание общероссийской биржи для трудовых мигрантов и организованный набор иностранцев на работу, что, впрочем, актуально только для  больших российских  компаний, имеющих стабильный спрос на работников.

Для малых и средних предприятий скорее подойдет именно биржа труда.

Культурная и социальная адаптация мигрантов

“В концепции есть пункт – взаимодействие с организациями, которые занимаются распространением русской культуры и языка. Опять же этого недостаточно, поскольку важно, чтобы мигранты не только знали русский язык, но еще и общались с местным населением. При этом исследования показывают, что приезжие очень мало взаимодействуют с россиянами” – отметил он.

По прогнозу Полетаева, подобная картина крайне опасна и влечет за собой создание “параллельных” сообществ. Получается, что мигранты находятся рядом с россиянами, но в тоже время невидимы для общества.

В данном случае специалист предлагает обратиться к мировому опыту, который показывает, что лучше всего данный вопрос решают неправительственные организации  (НПО). 

Доверить НПО работу в сфере социальной и культурной адаптации мигрантов, по его мнению, стоит и в России.

“Представим мигрант хочет пойти в музей. Есть ли там гиды на таджикском или кыргызском языке или хотя бы аудиогид? Нет, а нужны. Переводчики могут потребоваться и в поликлинике. Здесь на помощь как раз-таки могут прийти на помощь НПО, финансируемые правительством”, – считает Полетаев.

Специалист обратил внимание и на пробел в Концепции, касаемо социальной адаптации. Область здравоохранения, по его словам, вообще выпала из плана, хотя для мигрантов – это очень острый вопрос, поскольку они сильно изнашивают свое здоровье на заработках.

“Женщины из стран, которые не входят в Евразийский экономический союз не могут получить полис ОМС в России. Таким образом, например, в случае беременности они не имеют права наблюдаться бесплатно. Соответственно прекрасный пол начинает экономить, не ходит к врачу и рискует своим здоровьем и здоровьем будущего ребенка”, – рассказал он.

Для того чтобы решить проблему, Полетаев предлагает ввести специальные программы медицинского страхования для мигрантов.

Кроме того, адаптация и интеграция иностранных граждан, на его взгляд, должны осуществляться дифференцированно, для разных групп мигрантов, потому что приезжие бывают очень разные: одни – из села, другие – из города, третьи приезжают с семьей, а некоторые – в одиночку.

Этнические анклавы мигрантов

Возникновение этнических анклавов и сегрегация миграционных сообществ, по мнению эксперта, могут быть в будущем напрямую связаны с рынком жилья в России.

В данном случае Полетаев опять советует обратиться к мировому опыту. К примеру, в Дании правительство решило это проблему, создав специальный жилой фонд, из которого жилплощадь сдается в аренду, в том числе и мигрантам.

Руководство фонда не допускает большой концентрации приезжих в одном доме или районе, а старается расселить их равномерно, таким образом, препятствуя возникновению этнических анклавов.

“У нас государство на рынке сдачи в аренду жилья не работает, и предотвратить возникновение анклавов довольно сложно.

Если с темой жилья не работать, то в тех кварталах, где оно дешевле начнут концентрироваться как внешние, так и внутренние мигранты и работать с этим положением дел будет тяжело.

При этом жилье мигрантам сейчас сдают в основном частники и контролировать их, диктуя свои правила сложно”, – отметил он.

Не споют ли в РФ финансы романсы 

Успешной реализации Концепции в части адаптации и интеграции мигрантов, по мнению Полетаева, стоит ожидать лишь в том случае, если государство предусмотрит  средства на ее финансирование, например, из тех денег, что приносят государству сами мигранты. В противном случае далекоидущие планы так и не перейдут из теории в практику.

При этом в Концепции об этом пока нет ни слова, а это самый главный вопрос.

Источник: https://tj.sputniknews.ru/migration/20190228/1028399249/russia-migratsiya-koncepciya-adaptaciya-2019-2021.html

Ваш адвокат
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: